Статьи>Наши партнеры>Доктор Карасёв: «Ни одна раковая клетка не пройдёт мимо меня!»

Доктор Карасёв: «Ни одна раковая клетка не пройдёт мимо меня!»

Доктор Карасёв: «Ни одна раковая клетка не пройдёт мимо меня!»

Можно ли гарантированно уберечься от заболевания раком? При каких условиях человек после перенесённого онкологического заболевания может благополучно прожить десятки лет? Какие методы позволяют обнаружить этот недуг на максимально ранней стадии?

Об этом мы беседуем со старшим научным сотрудником Национального медицинского исследовательского центра онкологии имени Н. Н. Блохина Министерства здравоохранения Российской Федерации в Москве, практикующим врачом высшей категории, кандидатом медицинских наук Иваном Александровичем Карасёвым.

— Иван Александрович, даже человеку без медицинского образования знакома простая истина: чем раньше заболевание обнаружено, тем больше шансов вылечить пациента. Иными словами, речь идёт о ранней диагностике. Что для вас лично стоит за этим понятием?

— Нужно понимать, что 95 % опухолей любых локализаций развиваются из предраковых заболеваний. То есть, если речь идёт, скажем, о раке желудка, то всё начинается зачастую с атрофического гастрита, которым человек может страдать пять-десять лет. Затем возникает кишечная метаплазия (распространённое гастроэнтерологическое заболевание). Что это такое? Говоря простыми словами, метаплазия – это процесс, когда клетки одного типа начинают замещаться клетками другого. В случае с желудком кишечная метаплазия означает, что клетки желудка в каком-то его месте замещаются клетками кишечника – сначала тонкого, а позднее толстого. И только потом клетки мутируют, и всё это перерастает в рак.

Читайте материал по теме:

Предрак: бояться или не обращать внимания?

Что такое на этом фоне ранняя диагностика? Возьмём опытного автолюбителя: он через каждые 10-15 тысяч километров пробега приезжает на ТО (техническое обслуживание), и там специалисты смотрят, какие детали его машины поизносились и требуют замены. Если такое ТО делается регулярно, автомобиль благополучно служит владельцу долгие годы.

Парадокс в том, что многие гораздо более ответственно относятся к состоянию своей машины, чем к своему здоровью. Если наш организм будет регулярно проходить подобное «ТО» в медицинском аспекте, шансы на долгую жизнь в здоровом состоянии увеличатся многократно.

Теперь что касается моего личного отношения к ранней диагностике. Для меня каждое исследование – своеобразный вызов. Я не привык работать спустя рукава. Если вижу даже какие-то минимальные изменения, я лучше перестрахуюсь, посмотрю на ситуацию более внимательно. Буду спокоен в душе, когда увижу: я сделал для человека всё возможное и провёл исследование по максимуму.

— Как вы считаете, насколько близко к истине утверждение о том, что в плане профилактики и диагностики предраковых патологий у российской медицины, мягко говоря, немало проблем?

— С одной стороны, я согласен с этим. Но, с другой, многое меняется. Сегодня у нас выделяются довольно существенные деньги на закупку современного оборудования, на обучение врачей (многих отправляют на стажировку в ведущие клиники западных стран). И, самое важное, меняется отношение к такой проблеме, как информированность населения. Сегодня по полису обязательного медицинского страхования можно бесплатно пройти УЗИ, гинекологический осмотр, сделать маммографию, задать любые вопросы врачам любых специальностей.

Здесь должен работать комплекс: профессиональные врачи – хорошее оборудование – информированность пациентов. Именно эти три слагаемые позволят нам существенно улучшить качество жизни людей, в том числе профилактику и раннюю диагностику онкологических заболеваний.

Если сравнивать Россию с другими странами, приведу в пример Японию. Там рак желудочно-кишечного тракта фиксируется в десять раз чаще, чем у нас. Поэтому в Стране восходящего солнца разработана скрининговая программа, в рамках которой люди, входящие в группу риска (здесь имеется в виду и возраст), обязаны пройти гастроскопию. Неважно, кто он – дворник или топ-менеджер, но если человек это не делает, с ним просто не продляют контракт, или его медицинская страховка становится безумно дорогой.

Так вот, японцы добились того, что 65 % рака желудка выявляется на первой стадии, когда вполне возможно сделать органосохраняющую операцию, эндоскопическим путём удалить эту опухоль, после чего качество жизни человека практически не меняется. В России этот показатель на данный момент составляет в среднем около 5 %, а в некоторых регионах – 7-8 %. Причём отмечу: ещё десять лет назад эти цифры были вдвое меньше.

Поверьте, мы ничем не хуже японцев. Технологии развиваются, появляется новое оборудование. Если ещё десять лет назад пациент, у которого обнаружили рак лёгкого, мог прожить всего год, то сегодня это и семь лет, и восемь, вплоть до десяти. Уверен: через определённое время ситуация с ранней диагностикой у нас в стране улучшится.

Просто следует учитывать ещё и особенности менталитета. У нас ведь как шутят: настоящий мужчина должен идти к врачу только в том случае, если копьё в спине мешает ему спать.

— На своей странице в Инстаграм вы утверждаете: «Ни одна раковая клетка не пройдёт мимо меня!» Такое, в самом деле, возможно?

— Да. У нас в центре есть эндоскопы (их, по большому счёту, можно назвать даже микроскопами), которые дают увеличение в 115 раз. Мы видим даже эритроцит, проходящий по сосуду. Можно обнаружить какой-то незначительный очажок метаплазии, изучить его с помощью эндоскопа, выполнить биопсию, оценить полученный материал под микроскопом и сделать прогноз: из этого очага через три-четыре года можно ожидать развитие опухоли. Но мы, разумеется, не ждём такого развития событий и уже на этом этапе делаем всё возможное, чтобы уберечь человека от появления потенциального рака.

— Какие виды диагностики вы используете в своей работе? Какие из них, на ваш взгляд, наиболее эффективны?

— Я эндоскопист-хирург. Это означает, что я могу осмотреть все полые органы с использованием эндоскопического оборудования. Речь идёт о пищеводе, желудке, 12-перстной кишке, толстой кишке. Сюда же входит исследование верхних дыхательных путей, цистоскопия (исследование внутренней поверхности мочевого пузыря).

В эндоскопии существуют ещё и уточняющие методы. Например, хромоскопия – когда слизистая оболочка исследуемого органа окрашивается специальными красителями. Есть режимы узкого спектра света: при этом создаются условия, когда видны контуры патологических очагов. Ещё применяется специальный эндоскоп, на дистальном конце которого располагается ультразвуковой датчик.

Читайте материалы по теме:

Где раздобыть смелость, чтобы решиться? Гастроскопия – БЕЗ страха!
Колоноскопия кишечника – страшно ли это?

— Наверное, не все знакомы с таким понятием, как оптическая диагностика. Расскажите, пожалуйста, об этом.

— Мы уже говорили о возможностях эндоскопии. По визуальным критериям определяется тип опухоли, стадии опухолевого процесса в ранних формах. Оценивая состояние сосудистой структуры по кругу этой опухоли, мы можем предполагать её гистологический тип. И сделать, например, такой вывод: этому пациенту не показано эндоскопическое внутрипросветное лечение, а нужна масштабная операция. Мы добились таких результатов, что результаты нашей первичной оптической диагностики в 95 % случаев совпадают с результатами окончательных гистологических и даже гистохимических исследований.

О ценном методе диагностики — гистологическом исследовании — читайте в нашей статье

— Иван Александрович, существуют какие-то меры, которые позволили бы уберечься от онкологических заболеваний? Что бы вы посоветовали?

— Любое заболевание, и в том числе онкологического характера, имеет многофакторные причины. Это образ жизни, режим труда и отдыха, характер питания, вредные привычки, стрессы. Это хронические воспалительные заболевания. И, конечно, генетический фактор.

Гарантированно уберечься от рака, увы, невозможно. Такой случай из моей практики. Недавно ко мне на приём пришла пациентка, у которой 38 лет назад обнаружили рак молочной железы. Была проведена радикальная операция (грудь удалили). И вот она опять пришла к нам – теперь появилось какое-то образование в печени. Мы взяли пункцию и выяснилось, что это метастаз того самого рака, который выявили почти сорок лет назад (у нас хранятся все гистологические материалы, начиная с момента создания Центра – то есть с 60-х годов прошлого столетия).

Это один из примеров так называемой теории дремлющих клеток. Женщину прооперировали, и сегодня она прекрасно себя чувствует.

Генетическая роль в развитии онкологических заболеваний играет хоть и не ведущую, но вполне определённую роль. У другого пациента обнаружили одиннадцать типов рака, начиная от меланомы кожи и заканчивая раком желудка, толстой кишки и даже опухолью роговицы глаза. Этим случаем заинтересовались и американцы. Мы выслали им часть генетического материала пациента, будем вместе изучать этот уникальный геном, этот шквал мутаций клеток.

Кстати, замечу, что впервые диагноз «рак» ему поставили около 15 лет назад. Сейчас он у нас бывает регулярно, наш онкоцентр практически стал для него вторым домом.

Максимально снизить возможность заболевания раком поможет здоровый образ жизни. А своевременное и эффективное лечение напрямую зависит от ранней диагностики, для чего необходимо проходить регулярное профилактическое обследование. И чем старше становится человек, тем больше внимания этому надо уделять.

Беседовал Игорь Чичинов

Редакция рекомендует:

Олег Двуреченский: «Ранняя диагностика онкозаболеваний кожи – задача, которую необходимо решать сегодня»
Опасна ли мастопатия? Не паникуем, но лечимся!
Фиброаденома молочной железы: чем может помочь доктор?

Для справки

Доктор Карасёв: «Ни одна раковая клетка не пройдёт мимо меня!»

Карасёв Иван Александрович

В 2009 г. окончил Российский государственный медицинский университет им. Н.И. Пирогова по специальности «Лечебное дело».

Интернатура по специальности «Хирургия» – 2010 г. (Городская клиническая больница №36, г. Москва, ул. Фортунатовская, д.1).

Ординатура по специальности «Общая онкология» – 2012 г. (ФГБУ Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина Российской академии медицинских наук).

Курсы повышения квалификации:

«Эндоскопия», Российский онкологический научный центр им. Н. Н. Блохина (2009 г.)

«Основы ранней диагностики ранних форм рака ЖКТ», Центральная клиника г. Штутгарта, Германия (2011 г.)

«Эндоскопия», Российский онкологический научный центр им. Н. Н. Блохина (2012 г.)

«Ранняя диагностика в онкологии», Национальный медико-хирургический центр им. Н.И. Пирогова (2012 г.)

«Живая эндоскопия», Национальный медико-хирургический центр им. Н.И. Пирогова, Амстердам, Дюссельдорф, Париж (2014 г.)

Ранняя диагностика рака, Барселона (Испания, 2017 г.)

Стажировка в Токийском раковом центре (Токио, 2019 г.)

Другие статьи по теме