Обратная связь
Статьи>Новости и акции>Елена Латышева: «Выгоду от оцифровки медицинских данных должны получить пациенты клиник»

Елена Латышева: «Выгоду от оцифровки медицинских данных должны получить пациенты клиник»

Москва, 7 декабря. Пациенты государственных и частных клиник должны стать бенефициарами "новой нефти" и получить максимальную выгоду от оцифровки медицинских данных. Об этом заявила председатель совета директоров сети клиник и диагностических центров «Эксперт» Елена Латышева в интервью накануне Пятого Телемедфорума, который прошел в ИЦ Сколково 3 декабря. 

- Елена, расскажите о сети клиник и о своём пути не просто в медицинский бизнес, а в бизнес, который сейчас на пике интереса инноваторов. 

- В будущем 2022 году группе компаний «Эксперт» будет 15 лет. Мы уже прошли некие стадии переходного возраста. В 2007 году мы начали свою деятельность вместе с моими партнёрами Андреем Коробовым и Валерией Пасечной - врачами-рентгенологами. Компания родилась, как сеть диагностических центров под брендом «МРТ Эксперт». 

В период с 2007 по 2010 год мы открыли 9 диагностических центров в 9 регионах России, и до 2014 года мы развивали именно это направление. Мы отстраивали модель управления, где оказывалась только одна услуга – высокотехнологичная МРТ-диагностика. 

В тот период времени, если не говорить о Москве и Санкт-Петербурге, качественная диагностика была достаточно редкой услугой не только в государственных учреждениях. Частных центров практически не было, они только начали появляться. 

За первые 3 года мы отработали модель и выявили ключевые риски, которые могли быть препятствием для масштабирования бизнеса. Основной проблемой оказался недостаток квалифицированных врачей-рентгенологов в регионах. 

Уже в 2008 году Валерия с Андреем написали курс по подготовке рентгенологов, специализирующихся на интерпретации МРТ-изображений. Мы приняли решение создать свой центр повышения квалификации врачей. Так появился корпоративный университет, который в 2014 году трансформировался в самостоятельное образовательное учреждение - Институт повышения квалификации и переподготовки медицинских кадров – врачей МРТ и КТ-диагностики.

- Обучение было дистанционным?

- Можно сказать, что тогда у нас уже появилась частичная телемедицина. Система работала с помощью Skype. Врач из любого региона приезжал в корпоративный университет в Воронеже. Четыре месяца он работал и учился там, а после - возвращался в свой город, и ещё 8 месяцев врачи-консультанты сопровождали его по скайпу. 

В 2011 году мы внедрили курсы, разработанные специалистами нашего корпоративного университета, в 5 вузов страны. Мы решили главную задачу воспроизводства и обеспечения кадров. За прошедший период мы подготовили и выпустили более 600 врачей-рентгенологов. Кроме того, почти 10 000 врачей-клиницистов прошли курсы повышения квалификации на базе нашего института.

С 2016 года курсы повышения квалификации нашего института внедрены в программу непрерывного медицинского образования, утвержденную Минздравом РФ.

Елена Латышева: «Выгоду от оцифровки медицинских данных должны получить пациенты клиник»

- Институт - это дотируемая история?

- Разумеется. Институт, как бизнес единица, относится к центру затрат. Однако, именно благодаря институту мы обеспечиваем себя   высококвалифицированными врачами и управляем репутацией в медицинском и пациентском сообществе.  Институт - это центр ключевых компетенций, обеспечивающий устойчивое развитие компании в будущем.

Второй центр компетенций, который мы создали в результате выявленного на этапе становления компании риска – Инжиниринговый центр, который обеспечивает бесперебойную работу медицинского оборудования, установленного в сети наших центров.

Непрерывность работы крайне важна в центрах с моно-услугой, где выручка напрямую зависит от работоспособности оборудования, в нашем случае – МРТ-аппарата.

На сегодняшний день я с гордостью могу сказать, что показатель простоя тяжёлого оборудования – а у нас в сети 90 единиц оборудования МРТ и КТ – составляет не более 33 часов в год. По статистике, в среднем в частных центрах России, где отсутствуют ограничения 44-го ФЗ и нет препятствий для оперативного реагирования, простой тяжелого оборудования составляет от полутора до двух недель в год.  А по подведомственным Минздраву ЛПУ срок простоя на плановые и аварийные ремонты и замены  еще больше -  до месяца. 

Поэтому простой меньше двух суток - бенчмарка не только для российского, но и для европейского и американского рынков. 


Кроме того, мы можем смело заявить, что являемся образцом для российского рынка по показателю количества исследований на одну единицу тяжелого оборудования. В сети центров ГК «Эксперт» этот показатель составляет 1380 исследований в месяц и 16550 исследований в год на одном аппарате.  При этом в учреждениях, подведомственных Минздраву, этот показатель составляет не более 5000 исследований. 

-Безальтернативная экономика.


- Я убеждена, что именно коммерческая медицина, несмотря на все кризисы, которые мы прожили за 10-15 лет, является драйвером развития и роста отрасли здравоохранения. 

Елена Латышева: «Выгоду от оцифровки медицинских данных должны получить пациенты клиник»

- Я часто спрашиваю об этом спикеров. При этом все спикеры говорят о том, что да, частная медицина – это драйвер, частная медицина – это то, где рождаются, прививаются и обкатываются совершенно новые методики лечения, новое оборудование, новый софт, и так далее. Что вы, как эксперт группы компаний «Эксперт», скажете по поводу того, какую долю частная медицина сейчас занимает в финансовом плане? В чём ещё, кроме денежного выражения, можно померить? В объективном показателе по сравнению с государственной медициной? Растёт ли она, не растёт, что мешает ей расти? На мой взгляд, это действительно точка роста. Есть ли здесь о чём поговорить про информационные технологии? 

- Первое: я немного не соглашусь с тем, что именно частная… То, что частная медицина является драйвером развития здравоохранения – это факт, а вот то, что все новые технологии рождаются в частной медицине – здесь у меня есть возражения. Я с большим уважением отношусь к государственным центрам, особенно – к развитым федеральным центрам, где нет ограничений инвестиционных ресурсов, и нет задачи окупаемости инвестиций в заданный период времени. Они могут позволить себе инновационное оборудование, и первыми внедряют новые технологии. 

Важно учитывать, что по ценообразованию российский рынок сильно отличается от европейского и американского - цены на медицинские услуги в России ниже в 10, а иногда и 20 раз. При этом стоимость инвестиций отличается максимум в два-три раза. Из-за того, что у государственных клиник нет фокуса на операционную эффективность, я всегда с сожалением думаю о том, что мощность и технологичность имеющегося у них оборудования иногда используется всего на 10%. К сожалению, важно признать факт очень низкого процента использования современных технологий, которые уже заложены в закупаемом государственными клиниками оборудовании. 

Говоря откровенно, оборудование, которое закупают государственные клиники, частные организации часто не могут себе позволить, потому что в условиях текущих коммерческих цен на медицинские услуги это  оборудование не всегда окупаемо. Поэтому частник всегда находится на балансе технологий и эффективности инвестиций.

Елена Латышева: «Выгоду от оцифровки медицинских данных должны получить пациенты клиник»

 - Многие говорят, что медицинские данные – это новая нефть. Вопрос в том, по чьим трубам она потечёт и откуда и куда потечёт. Отсюда будет понятен бенефициар. Кто выиграет и получит какую-то добавленную стоимость? 

 - С чем сталкивается пациент сегодня? Приходя в одну клинику, он переходит в другую. Данные из первой клиники не передаются во вторую. А пациент хочет иметь эти данные - это важно не только с клинической точки зрения, но и с точки зрения отношения к пациенту. Он не должен повторно платить за то, что уже делал.  Более того, это ключевой аспект экономической эффективности всего процесса оказания медицинской помощи. 

Соответственно, задача, которая сегодня очень остро стоит перед отраслью – обеспечить сбор и передачу данных и возможность использования этих данных разными участниками.

И если мы говорим о переходе в единый контур и возможности передачи данных, то в первую очередь мы должны понимать ключевые проблемы, с которыми столкнется большинство участников отрасли - из 72 МИС, работающих в Российской Федерации, около 60% имеют ограничения с интеграциями, и, как следствие, ограничения для передачи данных и подключения новых цифровых сервисов и решений . 

-Можно я задам немного жёсткий вопрос? Если бы у вас была возможность этого не делать, не тратить деньги на информатизацию, стали бы вы от этого богаче? Условно говоря, сэкономив деньги, конечно, вы бы нарастили прибыль, это очевидно. 

С 2018 года мы ежегодно инвестируем в ИТ. В ближайшие 2 года с учетом планов развития и задач по цифровизации мы прогнозируем кратное увеличение инвестиций, потому что понимаем, что на той инфраструктуре, которая есть сейчас, мы не сможем обеспечить те задачи и функциональные требования, которые ставит перед нами бизнес и потребитель - наш пациент. И осознаем, что изменения неизбежны, а инвестиции необходимы и оправданы будущим устойчивым развитием.


Но, к сожалению, большое количество мелких и средних игроков рынка пока мыслят иначе. Вы спросите: почему? А почему серых зарплат в отрасли медицины очень много? Думаю, что топ-200, может быть, 300 – это те, кто находится в белом рынке. Остальные - в серой зоне.  


Так же обстоит дело с готовностью инвестировать в модернизацию ИТ-инфраструктуры и сервисов. Сегодня 200-500 из 80000 компаний отрасли не понимают, зачем инвестировать в цифровизацию, и как посчитать эффективность затрат на внедрение новых цифровых решений.  


 - С какими изменениями связана цифровизация  здравоохранения?

 - Важно понимать, что цифровая трансформация – это не просто применение инноваций и технологий. И это не только про телемедицину и применение технологий на основе искусственного интеллекта.

Цифровая трансформация затрагивает изменение всех ключевых процессов, связанных с пациентом, с коммуникациями внутри компании, с изменением инфраструктуры и подходов к построению процессов с использованием инноваций и IT-технологий. Это очень большая и комплексная задача, которую нужно видеть в целом. И изменения одной части затрагивают изменения других. А если говорить о цифровизации здравоохранения, то нужно осознавать задачу формирования единого цифрового контура, и именно здесь заложена очень большая проблема на уровне всего здравоохранения Российской Федерации. Она касается всех участников отрасли, вне зависимости от формы.

 

 - По большому счету, нет смысла разделять государственные и частные клиники, когда мы говорим в целом о здравоохранении, чтобы была возможность как-то посчитать и осмыслить ситуацию?

 - Вы абсолютно правы: разделять нет смысла. Сегодня это разделено, и в первую очередь разделено в головах руководителей отраслевых ведомств. И именно поэтому не рассматривается вовлечение частных клиник в выполнение государственных задач, и ограничен доступ к федеральным проектам по поддержке развития отрасли.  При этом, вроде бы все признают и согласны что у нас единая национальная система здравоохранения, и все игроки рынка независимо от формы собственности решают одну и ту же задачу – обеспечение качества и доступности медицинской помощи. 

Одной из серьезных проблем национального здравоохранения является отсутствие актуальных, полных и достоверных статистических данных по здравоохранению, позволяющих проводить стратегический анализ состояния отрасли. В статистике, собираемой и анализируемой Росстатом и Минздравом минимально представлены показатели ресурсов и деятельности организаций частной медицины.

И дело здесь даже не в том, что Росстат не требует у частной медицины предоставления отчетов по основным статистическим формам, таким как форма №30 «Сведения о медицинской организации», а в том, что нас просто не хотят считать и учитывать при анализе не только ресурсов, но и показателей здоровья населения. 

Следует отметить, что по данным Росздравнадзора на март 2021 года 103000 организаций и индивидуальных предпринимателей имеют лицензию на медицинскую деятельность, 22000 из которых являются организациями государственной и муниципальной собственности; а 81000 организаций -  частной формы собственности. При этом из 81000 медицинских организаций   в систему наблюдения Росстата включено только 11500 медицинских организаций частной формы собственности.


Таким образом, в текущей реальности проблем с учетом большая часть медицинских организаций частной формы собственности остается невидимой для статистического учета. Соответственно, имеющиеся ресурсы, виды и объемы медицинской помощи, оказываемые в частных клиниках, в статистических (Росстат) и ведомственных (Минздрав России) источниках не учитываются (или учитываются не в полном объеме).

Поэтому для решения ключевых вопросов развития отечественного здравоохранения, таких как мощность отрасли, реальные объемы потребления медицинской помощи в увязке с объемами ОМС, эффективность использования бюджетных и частных инвестиций, достижение ключевых отраслевых индикаторов развития, нам необходимо решить базовую проблему – собрать актуальные, полные и достоверные статистические данные по здравоохранению. И хорошо, что шаги в этом направлении делаются.

В настоящее время одной из форм статистического учета становится Единая государственная информационная система в сфере здравоохранения (ЕГИСЗ), в которой предусмотрена подсистема «Федеральный реестр медицинских организаций». 

Внесение сведений о медицинской организации в ЕГИСЗ является обязательным для всех медицинских организаций независимо от формы собственности.  Размещение в ЕГИСЗ информации, касающейся деятельности медицинской организации и предоставляемых ею услуг, является одним из лицензионных требований, установленных новым Положением о лицензировании медицинской деятельности, вступившим в действие с 1 сентября этого года. 

При этом стоит отметить, что системой ЕГИСЗ предусматривается сбор сведений о зданиях, структурных подразделениях, кабинетах и оборудовании, и это решение, в первую очередь, обеспечивает структурированное хранение данных, но пока что не предполагает   проведения структурированного анализа собираемых сведений.

Для участников системы здравоохранения остается непонятным, в какой степени Минздрав будет использовать собранные данные, и будут ли эти данные использоваться для оценки достижения ключевых отраслевых индикаторов развития и эффективности использования бюджетных и частных инвестиций, в том числе в рамках реализации федеральных программ НП «Здравоохранение».

Учитывая то, что, согласно данным Росстата, эффективность использования дорогостоящего диагностического оборудования в частных медицинских организациях в 2,5 раза выше, чем в государственных учреждениях, грамотное применение результатов анализа по собираемым данным из ЕГИСЗ позволит государству эффективнее расходовать финансовые средства на здравоохранение. 

Очевидно, что если государство будет больше использовать уже имеющиеся ресурсы частных медицинских организаций и сможет решить вопросы, как выделять больше средств на оплату медицинской услуги, а не на закупку дорогостоящего оборудования, то доступность медицинской помощи станет реализуемой целью, а средства, выделяемые государством на систему здравоохранения, будут расходоваться более эффективно. 

Таким образом, задачи по поиску механизмов интеграции частных медицинских организаций в реализацию «Единого плана по достижению национальных целей» и поиску механизмов увеличения возможности государственного финансирования для оплаты медицинских услуг  должны  быть поставлены в приоритет задач по проработке решения  обеспечивающих   достижение национальных целей «сохранения населения, здоровья и благополучия людей».  

Другие статьи по теме