Статьи>Великие врачи>Для чего ты живёшь, человек? Завещание доктора Фёдора Углова

Для чего ты живёшь, человек? Завещание доктора Фёдора Углова

Для чего ты живёшь, человек? Завещание доктора Фёдора Углова

«Лет до ста расти нам без старости»

Призывать к здоровому образу жизни – дело, в общем-то, не сложное: про пользу отказа от курения и алкоголя, про умеренность в питании и занятия гимнастикой сегодня только ленивый не высказывался. А вот вести людей за собой собственным примером – дело другое.

В этом отношении трудно найти равных отечественному врачу, хирургу Фёдору Григорьевичу Углову. Оставаясь в здравом уме и твёрдой памяти, он при этом ещё был активным в работе до ста лет, стал отцом в 66 лет.

 

Отмечая вековой юбилей, академик Фёдор Углов
в очередной раз встал к операционному столу.
За что был внесён в знаменитую
«рекордную» Книгу Гиннеса

 

До ста – это не метафора: врач с международным признанием, педагог и изобретатель, обладатель Ленинской премии, член Союза писателей России, он прожил сто три года. А, отмечая вековой юбилей, академик Фёдор Углов в очередной раз встал к операционному столу. За что был внесён в знаменитую «рекордную» Книгу Гиннеса.

Непростой путь к медицине

Наш прославленный долгожитель – сибиряк. Он появился на свет 5 октября 1904 года в глухой деревушке Киренского уезда Иркутской губернии. Начиналась биография Фёдора Григорьевича Углова не с медицины: после школьной семилетки он прежде отучился в педагогическом техникуме. А когда заявил о своём желании поступать на медфакультет Восточно-Сибирского университета (сегодня это Иркутский государственный университет), единственное, чем мог помочь сыну отец-крестьянин – это дать денег на проезд. Особым достатком Угловы не отличались, в семье, кроме Феди, росли ещё пятеро детей. Кстати, родители умудрились пятерым из них дать образование.

«В последний момент ему решили подарить жизнь и сами фашисты. Но 64-летний человек, указав на своих обречённых сирот, тихо сказал: «Куда я без них?» Цитата из материала: «Дети – прежде всего! Куда я без них?» Жизнь Януша Корчака

До места будущей учёбы Фёдор добирался без малого три недели: двумя пароходами, потом катером, автомашиной, на лошадях. В университет поступил легко, учился с энтузиазмом, сразу и навсегда понял: медицина – это его место в жизни.

Перейдя на второй курс, побывав в Ленинграде, он едва не умер, заразившись тифом. Не обошлось и без осложнений. Выходила его однокурсница, в последствие ставшая его первой женой.

Война

Скорым его путь по карьерной лестнице не назовёшь. После вуза – участковый врач в сельской глубинке сначала в Нижневолжском крае, потом в Абхазии. Заведовал хирургическим отделением в межрайонной больнице в Киренске – уже опять в родных краях. Там же – главврач.

Затем была аспирантура при Ленинградском государственном медицинском институте усовершенствования врачей и участие в войне с финнами – на фронте Углов занимал должность старшего хирурга медсанбата.

 

Все девятьсот дней блокады Ленинграда Фёдор
Углов провёл в окружённом врагами городе

 

В военное лихолетье все девятьсот дней блокады Ленинграда Фёдор Углов провёл в окружённом врагами городе, будучи начальником хирургического отделения одного из госпиталей. Беспрестанно оперировал, причём зачастую в жутких условиях – под бомбёжками, без должного освещения и отопления.

По признанию самого Фёдора Григорьевича, он едва ли пережил бы блокаду, но, несколько месяцев замещая начальника госпиталя, Углов, как предписывалось по должности, снимал пробу пищи для пациентов. Тем и спасся от голода.

Хирург, педагог, изобретатель

Сорок лет, с 1950 по 1990 год, он отдал Первому Ленинградскому медицинскому институту (сегодня это Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. академика И. П. Павлова), руководил здесь кафедрой госпитальной хирургии.

Вплоть до 1972 года Углов возглавлял Всесоюзный научно-исследовательский институт пульмонологии минздрава Союза ССР, за это время под его началом была создана обширная хирургическая школа.

«Ассистентам зачастую было совершенно неясно, какая его рука будет задействована в тот или иной момент». Цитата из материала «Иван Павлов: гений условных рефлексов»

К числу достижений Фёдора Григорьевича следует отнести изобретённый им искусственный сердечный клапан, он был одним из хирургов-первопроходцев, проведя очень непростые операции на пищеводе, средостении, при заболеваниях легких, врождённых и приобретённых пороках сердца, при аневризме аорты.

Профессор Углов владел столь виртуозной операционной техникой, что ему не раз стоя аплодировали как его отечественные, так и зарубежные коллеги. А признанный во всём мире кардиохирург из США Майкл ДеБейки сравнивал вклад, сделанный Угловым в хирургию, с прорывом человечества в космос.

Век – это мало

Убеждённый и последовательный сторонник здорового образа жизни, Фёдор Углов много лет отдал борьбе против употребления табака и алкоголя. Обладая ярким публицистическим пером, академик неустанно вёл свою непримиримую войну с никотином и спиртным в печати, написал немало серьёзных работ на эту тему. Одна из первых художественных книг Фёдора Углова, «Сердце хирурга» (1974 год), претерпела не одно переиздание, увидела свет на многих иностранных языках.

Для чего ты живёшь, человек? Завещание доктора Фёдора Углова

«Сердце хирурга»

Много своих читателей нашли другие книги Фёдора Углова – такие, как «Самоубийцы», «Капкан для России», «Правда и ложь о разрешённых наркотиках». Об отношении долгожителя к возрасту красноречиво говорит название его последней книги – «Сто лет для человека слишком мало».

Что может помочь человеку прожить долгую и активную жизнь? Вот несколько советов от Фёдора Углова. Он призывал любить и защищать Родину, будучи глубоко уверенным в том, что безродные долго не живут. Долгая жизнь не возможна без любви к своей семье и к работе, в том числе, физической. Не есть лишнего, стараться, при необходимости, своевременно обращаться к врачу, строго соблюдать режим работа и отдыха.

И ещё один немаловажный пункт. «Делай добро, – говорил этот неординарный человек, – зло, к сожалению, само получится».

Академик Углов умер на сто четвёртом году от сердечного приступа.

Текст: Игорь Чичинов

Другие материалы по темам:

Нобелевка за стволовые клетки. Как Синъя Яманака повернул развитие вспять

Сергей Боткин: лучший союз медицины и физиологии

Уличить платяную вошь – получить Нобелевку. История Шарля Николя

 

Другие статьи по теме